Владимир Полянов, "Солнце угасло". Роман. Глава пятнадцатая

Около четырёх пополудни Надя услышала звонок и поспешила отворить. Она подумала, что это письмоноша. В притолоке она застыла от неожиданности. 
У входа стоял Здравев.
— Добрый день!
Он выглядел покрасневшим от смущения и бросал испуганные взгляды вверх по лестнице, и он почти вытолкнул Надю Струмски чтобы войти в вестибюль, после чего закрыл за собой дверь.
— Как Ася: Давно я вам обещал навестить его. Он всё хворает?
— Но он давно ходит на работу!— воскликнула Надя.
Здравев улыбался, силясь показаться удивлённым.
— Смотрите-ка! Словно мы живём на разных планетах. Значит, выздоровел! И ходит на работу. И теперь его нет дома?
Он не смог скрыть своей радости. Но она не была добродушной и дружеской. То было ликование человека со скрытыми намерениями. Он видел, что всё идёт, как ему хочется, и радовался. Его глаза похотливо смотрели на женщину.
Она вспомнила тот взгляд в день чаепития и с предчувствием близкой опасности потрудилась избежать её.
— Да, Аси нет дома. Но он будет рад вас принять. А ему скажу. Добро пожаловать к нам вечером, например, с госпожой.
Она была совсем одна дома. Служанка должна была прийти только вечером, и Ася не ожидался раньше.
— Ах, —ласково улыбнулся Здравев, — разве вы меня не пригласите?
Она была в домашнем халате без рукавов и с широким декольте. Его вгляд не убирался с соблазнительной розовой плоти. Его вопрос смутил Надю. Разве она вовсе не желает его пригласить? Она потрудилась улыбнуться и, подойдя к кабинету, чью дверь она открыла, тихо сказала:
— Добро пожаловать!
Он быстро зашёл.
— Вот, что называется, выпросил.
Она жестом пригласила его присесть и, не заходя в кабинет, извинилась:
— Я схожу, чтобы сварить кофе.
Она ушла на кухню и, смущённая, начала готовить кофе. Она была уверена, что Здравев знает всё об Асе. Разве он ни назу не встретил его и не слышал о нём от кого-нибудь? Она боялась, что гость знает и длительность отлучки её супруга, потому и пришёл именно теперь. Она нарочно медлила в кухне. Надя ждала, пока кто-нибудь придёт. Медленно текли минуты. Никто не приходил. Наконец надо было принести кофе.
Здравев стоял прислонившись к окну и смотрел на дверь, то ли ждал, что кто-то отворит её.
Надя поставила поднос на столик посреди комнаты и позвала Здравева. Тот не шелохнулся. Только, настойчиво наблюдая её, сказал:
— Какая вы миниатюрная и милая!
Она тяжело дышал. В тот миг этот толстяк был само желание. Губы его увлажнились, глаза дерзко смотрели, тело волновалось.
Она попыталась пошутить:
— О, никакого не может быть сравнения с вашей женой!
И быстро добавила:
— Настолько она красива!
Она нашлась и постаралась слукавить:
— В общем, вам надо смотреть за неё в оба.
Чтобы отвлечь его, она захотела пробудить в нём ревность.
— Она так мила? Вы не ревнивы? Не боитесь за неё?
Она настойчиво смотрел на неё и словно ничего не слышал.
Ещё больше встревожась, она прибегла к предательству.
— Я положительно знаю, что один интересуется ею.
Эти слова прозвучали топорно и неубедительно.
Он приступил к ней, сопящий, алчный. Надя отшатнулась, перед ним она выглядела испуганной птичкой. Он навис над нею, протянул руку и глухо, задыхаясь, сказал:
— Дайте я вас поцелую.
Она прижалась ко двери, лицо её зарумянилось, яростные искры блеснули в её глазах.
— Значит, за этим вы пришли?! Идите прочь. Идите или я закричу.
Она вся волновалась. Гнев и силы струились в её крови. Теперь она была способна бороться, кричать. Оскорблённая, гневная, исполненная брезгливости и омерзения.
Он вдруг быстро ухватил её и потянул к себе. Она потерялась на широкой его груди, задохнулась от его силы и всхлипнула:
— Вы поступаете подлою Ах, животное!
Она вытянула руки и начала царапаться.
Он целовал её плечи, ловил её губы, плавился в огне, который исходил паром и уничтожал.
— Подлец! Животное!— кричала Надя, но силы покидали её.
Он мигом ловко сгрёб её на руки в охапку и понёс на диван.
— Зверь! Оставьте меня! На помощь!— визжала она.
У неё уже не было сил. Его дыхание обжигало, его объятие её давило, поцелуи его возбуждали дьявольские инстинкты. Она чувствовала, что погибает. Её молодая, неудовлетворённа плоть ей изменяла. Она уже не противилась. Трепетавшая от ужаса и наслаждения, она прижмурилась. Она забыла, кто он. Не видела его. Она ощущала на себе только халат, под которым так жаждала. Он тискал её телеса, пил уста её. Обезумев, он взволнованной хваткой расстегнул её халат.
Она открыла глаза и увидела лицо его, и оно — потное, толстое и искажённое похотью— привело её в сознание. Проблеском другого света в голове её мелькнула мысль о муже, о доме. Она вспомнила, как пришёл к ней Здравев и кто он. Алчные губы, поглощавшие всё, хотевшие проглотить и малость, оставшуюся от её мужа.
Она вырвала руки и остервенело вцепилась в прокля`тое лицо, затем изо всех сил оттолкнула мужчину и вскочила. Изнемогшая, шатаясь, она сделала несколько шагов, посмотрела на дверь, взвизгула и упала в обмороке на пол.
Дверь комнаты была распахнута, а на пороге, бледный, со страшно неподвижными глазами, стоял Ася. Он замер так на несколько мгновений, затем подошёл к письменному столу, вытянул ящичек. Его лицо нисколько, ничуть не дрогнуло, губы его не уронили ни слова. Он поднял руку и с леданым спокойствием направил дуло своего пистолета к дивану.
Там, робко сжат, сидел тостый мужчина и тревожно всматривался в Асю. Пот остыл на его лбу, руки его трепетали, сладостнастная нижняя губа висела как падаль. Увидев дуло, он поднял руку.
— Ася, прошу тебя, погоди, я тебе объясню.
В комнате раздался выстрел, затем настала тишина, в которой можно было расслышать биение сердца.
Ася смотрел остекленевшими, неподвижными глазами, его рука с пистолетом упала. Прижавшийся к стенке у дивана, онемевший от страха, не верящий, что он чудом остался жив, дрожал Здравев. Точно над головой его просы`палась штукатарка.
Ася прикрыл глаза и будто вздохнул. Может быть, он порадовался, что всё обошлось. В тот же миг к нему бросился Здравев и униженно взмолился о пощаде.
Ася поклал пистолет на стол.
— Пошёл, — сказал он, и его слова прозвучали с презрением. — Верю, что мы ещё кое-где встретимся, и ты мне дорого заплатишь.
Здравев притворился, что хочет высказаться, оглянулся и быстро удалился.
Снеттые часы пробили шесть раз.
Ася посмотрел на жену, подошёл к ней и вдумчиво всмотрелся в лежащее тело.

перевод с болгарского Айдына Тарика
Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: