"Воровство" Г. Марков, продолжение

                                                                  * * *
Инспирированная режимом современная болгарская литература продолжает твердить, что она «реалистически» отражает современную жизнь в Болгарии. Но пока мы видим, что она пренебрегает основными проблемами жизни, или довольно скупо и брезгливо освещает их. Создаётся впечатление, что авторы произведений о современности очень далеки от действительности, что они уединились на каком-то счастливом островке и умышленно не желают видеть острые и глубокие конфликты, которые будоражат умы и сердца народа, на чьём языке пишут авторы. Думаю, что если настоящая художественная литература изо всех сил вникает во современную ей действительность, то нынешняя болгарская занята как раз противоположным — она избегает насущного.
Мне нисколько не ясно, как можно говорить о верности жизни, когда представление о ней сводится едва ли не к попурри по мотивам слащавых оперетт. Эта неясность особенно терзает меня, когда я думаю о невероятном расцвете воровства, одного из самых характерных явлений в нынешней Болгарии. Его расцвет не только разбивает в пух и прах блудливый пропагандистский вымысел о высоконравственной коммунистической морали, общепринятого «кодекса коммуниста», но и серьёзнейшим образом заставляет задуматься о нравственном развитии болгар. Почему народ, славившийся своей врождённой честностью, теперь оказался в трагическом плену бесчестия?
Пусть судебные власти и милиция опубликут точную статистику воровства в стране— и небо нам покажется с овчинку. И это только малость по сравнению с огромным количеством нераскрытых, нераскрываемых и законно прикрытых краж. Расхитительство идёт под руку со строительством социализма или коммунизма во всей Восточной Европе. То, что обременяет наше государство, ещё заметнее в масштабах СССР и других восточноевропейских стран. Нельзя не сделать вывода, что коммунизм научил (или вынудил) целые народы с различной культурой, религией, с разными национальными трагедиями, с различными национальными характерами, одному — КРАСТЬ. Можно сказать, что РАСХИЩЕНИЕ это интегрирующая, интернациональная стихия жизни народных демократий.
Но мне следует уточнить, что я говорю не обо всех видах краж, а о самой типичной и самой популярной, о РАСХИЩЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ.
Все богатства в Болгарии и во всех ей подобных странах принадлежат государству. Так что долгое время, до возникновения прослойки нуворишей, человек мог красть только у него, у государства. И законодательство отражало именно это. За кражу личного имущества полагалось три года тюрьмы (в первый раз— условно). Но за кражу государственного имущества, пусть на 50 левов, 5-10 или 20 лет судьи давали как прикурить. Да и что можно было украсть у ближнего своего, скажем, в 1950-е годы, когда все мы были бедны? Впоследствии одни богатели быстрее других, и теперь можно сказать, что большинство населения осталось бедным, а меньшинство смогло разбогатеть за счёт воровства.
Но, я снова подчёркиваю, мой рассказ исключительно о присвоении государственного имущества, так как оно объёмнее и значительнее классического присвоения чужих вещей. То, что граждане крадут у своего государства, утверждающего, будто оно (в отличие от капиталистических государств) принадлежит им, знаменательно не только в нравственном, но и в чисто политическом, в чисто философском отношении. Ведь речь не о традиционных ворах, а о появлении исторически совершенно нового вида расхитителей. Подавляющее большинство этих людей при других внешних обстоятельствах никогда бы не посягнуло на чужое имущество. Их психология далека от морального кодекса взломщиков, грабителей, фальшивомонетчиков, карманников и прочих. Прежде всего они, которых для удобства назовём социалистическими ворами— профессионалы, часто отличающиеся безупречной нравственностью и высокими жизненными принципами. Более того, если покопаться в биографиях многих осуждённых за воровство госурадственного имущества, окажется, что они— общественно активных граждане со значительными трудовыми достижениями в прошлом, хорошие организаторы, умные и находчивые умельцы. Едва ли встретите среди них лентяев, тупых функционеров или бездумных исполнителей. Запомните эту особенность. СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ВОРЫ— ТРУЖЕНИКИ, их руками, их сметкой прирастает общественное достояние. Один из моих знакомых из криминального отдела милиции с грустной иронией говорил, что расхитители— самые умные и инициативные наши люди, и что их кражи— меньшая потеря для общества, чем их заключение. «Я бы не сажал их,— говорил этот товарищ — а возвращал их с наградами на рабочие места!»
В принципе, все эти люди работали с материальными ценностями. По профессии они были заготовителями, товароведами, учётчиками, управляющими ресторанами, продавцами, кассирами, счетоводами… т. е., людьми, имевшими дело с деньгами. Каждый болгарский гражданин может припомнить, как некоторое время назад в местных ресторан или в пивную, или в магазин, или на автозаправочную станцию пришёл новичок. И с той поры заведение заработало лучше и гораздо организованнее. На полках появились новые товары или же исчезли очереди. Просто новый управляющий знал своё дело. И он подружился со всеми, такой добрый и услужливый. И люди радовались его присутствию, и тому, что он скрашивал им жизнь, пока через год-два в квартале неожиданно не появились незнакомцы в знакомой форме сотрудников хозяйственной милиции, которые тихонько собирали сведения о сомнительном инициативном человеке. И немного позже разнеслась новость, что власть предьявила ему счёт на насколько тысяч левов и конечно посадила за решётку. На его месте возникла скучная мина некоего служащего, который за неделю-другую похерил все инициативы своего преднественника, поскольку оказался ленивым, трусливым и глупым человечком, но всё-таки нашим, честным товарищем. 
«Вор— говорил мой знакомый из милиции— старается и для себя, и для государства. Ленивый дурак, который приходит на его место, неспособен на это— и с таким честным неумехой мы фактически теряем гораздо больше, чем и с самым шустрым расхитителем».
Техника хищения государственного имущества почти всегда связана с отчётностью. В ресторанах например незаконный заработок связан с завышением цены продутков питания, из которых готовятся блюда— разница кладётся в карман. Или же готовится больше порций (положенного веса). Завышение сортности товара— также один из популярных методов незаконного обогащения. Например наши осуждённые судом мясники заработали себе много денег, продавая убоину второго сорта как первосортную. Значительные барыши присутствуют и там, где с помощью воды можно с ущербом качеству увеличить количество товара— в торговле всевозможными напитками. Продажа своего товара в заведениях с высокой наценкой— может быть популярнейший трюк во всех барах и ресторанах страны. Другой трюк, постоянно осуществляемый при списывании машин, сооружений и особенно автомобилей, состоит в браковке ещё годных деталей и последующей их бросовой продаже друзьям или подставным лицам, которые затем перепродают их по настоящей цене. Сотрудники предприятий, где в произвостве присутствуют дорогие и редкие металлы, сплавы и прочие материалы, всегда отчитываются в завышенных расходах, а разницу, это понятно, выхрсят за проходную и продают. Я слышал фантастические истории об изобретательности крупных и мелких расхитителей. В газетах публикуются заметки о выдаче зарплат «мёртвым душам» или о списаниях якобы пропавшего или исчезнувшего имущества.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: